США, Канада и Мексика начинают жить по новым правилам торговли при неясных выгодах ВАШИНГТОН, 1 июл /ПРАЙМ/. Новое соглашение о свободной торговле Мексики с США и Канадой USMCA вступает в силу в среду. Несмотря на то, что его инициатор и активный сторонник президент США Дональд Трамп называл его настоящим прорывом, эксперты ставят это под сомнение. При этом документ, действительно, охватывает одну из крупнейших в мире зону свободной торговли с оборотом более триллиона долларов.ЧЕРЕЗ УГРОЗЫ К СОГЛАСИЮНовое соглашение было достигнуто лидерами трех стран в ноябре 2018 года на саммите G20 в Буэнос-Айресе. Оно приходит на смену Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА), которой на тот момент было уже 25 лет и которую с самого начала своего президентства активно критиковал Трамп, считая ее условия несправедливыми по отношению к США.Работа началась в 2017 году и шла под давлением со стороны Вашингтона, который угрожал ввести пошлины на товары из Канады и Мексики. USMCA пересматривает правила доступа участников на внутренние рынки трех стран, тарифы и некоторые нормы трудового законодательства. Больше всего оно затрагивает автомобильную индустрию и условия труда.В первом случае автопроизводители обязаны будут производить 75% (на 13% больше) комплектующих в одной из трех стран-частниц соглашений. Кроме того, там содержится требование, что больше комплектующих должны быть произведены сотрудниками с зарплатой не менее 16 долларов США в час, а рабочие этих отраслей должны получить право объединяться в профсоюзы. Эти меры призваны, с одной стороны, улучшить условия труда в Мексике, а с другой сделать ее менее привлекательной для американских автомобильных компаний с точки зрения вывода туда своих мощностей.Кроме того, США получат более широкий выход на рынки молочной продукции Канады, власти которой ограничивают иностранный импорт.БОЛЬШОЙ УМЕРЕННЫЙ ЭФФЕКТПодписывая документ, Трамп заявил, что оно даст прирост 1,2% ВВП, а также приведет к созданию рабочих мест. Правда, по оценкам американской комиссии по международной торговле, сделанным еще до пандемии коронавируса и последовавшего экономического спада, в тех условиях это дало бы только 176 рабочих мест за шесть лет и прирост ВВП в 0,35%. Комиссия тогда пришла к выводу, что соглашение будет иметь "умеренный" положительный эффект.Об умеренности эффекта из-за политики самой же американской администрации говорят и эксперты."Даже когда экономика росла в 2019 году, в сфере добычи и производства рост инвестиций был небольшой, а рабочих местах его не было. Пошлины, введенные на подавляющее большинство импорта из Китая и на сталь с алюминием, привели к увеличению производственных издержек, одновременно снизив доход на семью, особенно для бедных людей и людей с низким доходом", — пишет в преддверии вступления в силу соглашения старший научный сотрудник НКО "Брукингсовский институт" Джошуа Мельцер.Кроме того, по его словам, политика администрации по пересмотру или началу переговоров по двусторонним торговым соглашениям привела к тому, что американским экспортерам удается меньше с точки зрения выходов на новые рынки. Кроме того, они сталкиваются с более высокими пошлинами и барьерами, чем раньше. При этом ключевые рынки сбыта для США, включая Японию и ЕС, обсуждают торговые сделки с другими странами."В этом смысле USMCA это все равно, что попытка заткнуть дыру в плотине детским пальцем", — считает Мельцер.Он полагает, что документ во многом напоминает соглашение о тихоокеанском партнерстве, из которого Трамп вышел, как только стал президентом. Однако разница в том, что оно давало США больше доступа к рынкам. Все это Мельцер считает отражением политики Вашингтона в международной торговле, направленной больше "на то, чтобы оградить США от мира, чем на то, чтобы вести мир за собой".
Read full article on the site "Прайм"