Россия и Китай укрепляют обороноспособность Таджикистана По мере роста напряжённости в Афганистане растёт обеспокоенность за судьбу Центрально-Азиатского региона, где постсоветские страны ещё не успели создать мощные силовые структуры. Таджикистан, имеющий самую протяжённую границу с нестабильным соседом, где не утихают бои между различными группировками, выглядит наиболее уязвимым. За последние два года в Республике Таджикистан резко выросла активность российских и китайских военных. В первую очередь причиной этому служит слабость национальных вооружённых сил. Дефицит бюджета не позволяет армии самостоятельно закупать современные вооружения и заставляет довольствоваться советскими запасами или подарками от партнёров. РФ и РТ – союзники по ОДКБ В прошлом году Россия безвозмездно отправила в Таджикистан большие партии вооружения. Таджикской армии были переданы 300 единиц бронетанковой техники, артиллерия, вертолёты и другая военная техника. Одних средств ПВО было поставлено на сумму в 9 млн долларов. Поставки планируется продолжать до 2024 года в рамках программы помощи в модернизации армии РТ. «С 2014 года реализуется первый этап программы модернизации Вооруженных сил Таджикистана, которым из России передается широкая номенклатура вертолетной техники, бронетехники, артиллерии, стрелкового оружия и боеприпасов. Из общего объема запланированных поставок уже передано имущества на сумму 122 миллиона долларов», – сообщил российский представитель на форуме ОБСЕ в мае текущего года. Разумеется, бедный Таджикистан не смог бы оплатить эти поставки, поэтому вооружение поставляется на безвозмездной основе, как и некоторым другим союзникам по ОДКБ. Три войны 201-й В республике также продолжается функционирование и расширение дислоцированной там 201-й базы, где постоянную службу несут около семи тысяч российских военных. Это самое крупное сухопутное военное подразделение за пределами России. За последние два года объект был усилен новейшими системами ПВО, беспилотниками и другой военной техникой. Также на базе строятся новые инфраструктурные объекты, которые при необходимости могут принять дополнительный контингент и технику. Летом на территории базы началась подготовка младшего офицерского состава таджикской армии. «Подготовка 500 младших военнослужащих Таджикистана по программе летнего обучения началась одновременно на двух учебно-тренировочных комплексах «Ляур» и «Самбули». Курс, включающий подготовку по 14 военным специальностям, рассчитан на срок три месяца. По его завершении курсанты выполнят контрольные стрельбы из штатного вооружения боевых машин, стрелкового оружия и гранатометов», – сообщили в Минобороны РФ. Кроме того, на территории РТ регулярно проходят маневры коллективных сил ОДКБ «Боевое братство». Военные из России и других стран военного блока регулярно проводят совместные учения с таджикской армией, помогая поддерживать повышенный уровень боеспособности. В этом году до пандемии коронавируса успели провести крупномасштабные манёвры. Военные отработали сценарий ликвидации группировки боевиков, которая вторглась с южного направления. В начале августа на территории ГБАО прошли учения с боевой стрельбой с привлечением подразделений Хорогского гарнизона Плечо от китайского «дракона» Соседний Китай по мере увеличения своего экономического влияния в Таджикистане стал усиливать и военное присутствие в стране. Пекин и Душанбе взаимодействуют друг с другом как на двухсторонней основе, так и в рамках Шанхайской организации сотрудничества. В первую очередь китайцы заинтересованы в охране афгано-таджикской границы, откуда группы террористов и наёмников могут проникнуть в неспокойный Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР. Оттуда же удобно обеспечивать контроль за Ваханским коридором – единственным путём, ведущим узким перешейком из Афганистана в Поднебесную. Поэтому Пекин остро заинтересован в укреплении обороноспособности рубежей Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, которая граничит как с Афганистаном, так и Китаем. И в частности, помогая возводить оборонную инфраструктуру на афгано-таджикской границе, финансируя строительство пограничных постов. Точных данных об их количестве нет, но, судя по публикациям СМИ, речь идёт о более десяти погранзаставах и одном тренировочном центре для таджикских пограничников. Журналисты заметили на одном из таких постов солдат в китайской военной форме, и на основании этого газета The Washington Post в прошлом году заявила о наличии китайской военной базы в стране. Разгорелся большой скандал, но руководство Таджикистана опровергло это заявление, заявив, что никакой китайской базы у них нет. По мнению ряда военных экспертов, замеченные солдаты были представителями Народной вооруженной милиции Китая – полувоенного формирования, китайский аналог Росгвардии, в чьи обязанности входит в том числе противодействие терроризму и экстремизму. В этом году в США вновь подняли тему возможного строительства в Таджикистане китайской военной базы. Такая информация содержится в опубликованном 1 сентября ежегодном отчёте Пентагона в адрес Конгресса США. Однако таджики снова вступили с опровержением. Между тем в прошлом году Китай профинансировал постройку в Душанбе Центра против терроризма, экстремизма и сепаратизма. А в 2016 году выделил 19 млн долларов на возведение в столице Дома офицеров. Это лишь видимая часть помощи, которую стороны открыто сообщили. Также военные двух стран на территории Горно-Бадахшанской автономии дважды проводили совместные учения в 2016 и 2019 годах. Хоть их масштаб не сравнится с военными манёврами по линии ОДКБ, сам факт учений говорит сам за себя. Угроза с юга Такую военную активность России и Китая в маленькой центральноазиатской республике следует рассматривать в контексте растущей угрозы с территории Афганистана. Официальное правительство ИРА контролирует меньше половины территории страны и неспособно достичь мирного соглашения с «Талибаном»*. США сокращают своё военное присутствие, а международные террористические группировки чувствуют себя вполне вольготно в этой стране. «Талибан» давно взял под контроль большую часть юга страны, а теперь всё чаще даёт о себе знать и на севере страны. Боевики этой запрещённой группировки неоднократно пытались захватить город Кундуз – областной центр одноимённой провинции, граничащей с Таджикистаном. В конце августа пришло новое сообщение о боях в этом районе, в ходе которых были убиты десятки талибов. «Более 30 боевиков движения «Талибан» убиты минувший ночью в ходе упредительного удара правительственных сил в приграничном уезде Имам-Сахиб провинции Кундуз. Упреждающий удар был нанесен по скоплению боевиков, которые планировали атаковать правительственные посты», – 28 августа сообщили таджикские СМИ. Российские военные неоднократно предупреждали о наличии на севере Афганистана баз по подготовке террористов, в том числе ИГИЛ*, который после разгрома на Ближнем Востоке всё больше внимания уделяет Афганистану, в котором можно навербовать новых рекрутов. Счёт террористов уже идёт на тысячи, а по всей стране боевиков различных запрещённых группировок – десятки тысяч. Немалую опасность представляет и наркотрафик. По данным ООН, с момента ввода войск США в 2001 году производство наркотиков в Афганистане выросло в четыре раза. Наркотики из этой страны идут по всему Евроазиатскому региону, в том числе через протяжённую афгано-таджикскую границу. В этом смысле оснащение пограничных постов новейшим оборудованием является важным барьером на пути наркотиков. Так что у российских и китайских военных есть много точек соприкосновения в Таджикистане, что позволяет им без лишнего шума взаимодействовать. По крайней мере, Россия спокойно относится к помощи китайских военных их таджикским коллегам. Пекин же, судя по всему, старается не переусердствовать в этом вопросе, чтобы не вызвать ненужный конфликт с Москвой. «Конечно, Таджикистан – важная страна в экономическом и политическом смысле для КНР, но, по моему глубокому убеждению, РФ для Китая гораздо более важная страна, чем Таджикистан. Ставить под угрозу отношения с Москвой ради получения кратковременных тактических выгод в Пекине не будут», – считает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. Не стоит также забывать про напряжение в индо-китайских или индо-пакистанских отношениях, которые в любой момент могут перерасти в горячую фазу. В этом случае на север ринутся миллионы беженцев, на чьём пути опять же встанет Таджикистан. _________________________________ Фото: https://pamirdaily.com/
Read full article on the site "Ритм Евразии"